АНДРЕЙ КАМИНСКИЙ
Эита

Ночь. Полная луна струит свой бледный свет, освещая спальный район. На новостройках-"высотках" один за другим гаснут светящиеся прямоугольники, превращающиеся в черные глазницы слепо глядящие на город, погрузившийся в царство грез. Но не каждый погасивший свет готовится отойти ко сну в эту ночь. 
Она сидит на подоконнике у распахнутого окна и взволнованно смотрит в ночное небо, поверх черных крыш. Прохладный ночной ветерок шевелит ее светлые волосы и она невольно ежится - ведь из одежды на ней только кружевное белье, подчеркивающие совершенство форм гибкого тела. В зеленых глазах - смесь радостной надежды и нетерпеливого ожидания, белые зубы взволнованно прикусывают пухлую губку, накрашенную яркой помадой. 
Но вот девушка встрепенулась - на фоне Луны появилась черная точка. Глаза сидящей на подоконнике, загораются радостным огнем предвкушения долгожданной встречи. Точка приближается, постепенно вырисовываясь в фигуру похожую на человеческую, но с большими крыльями. Девушка на подоконнике торопливо становится на четвереньки, выгибая спину и запрокидывая вверх голову. Ее пальцы находятся в опасной близости от края металлического карниза, который угрожающе поскрипывает под ее весом. Но девушка ничего не замечает, в ее глазах восторг и обожание, с которым она смотрит на приближающуюся к ней фигуру. 
С тихим шелестом складываются перепончатые крылья и тут же исчезают, тая в воздухе облаком черного дыма. Рядом с коленопреклоненной блондинкой стоит другая девушка - тоже молодая и очень красивая. Белизна ее кожи бросается в глаза на фоне загара, той, что ее ждала. Высокие груди с задорно вздернутыми вверх острыми сосками, округлые бедра, длинные стройные ноги - ни единого грамма жира, ни одной отвисшей складки или родинки. Под гладкой кожей красиво играют крепкие мышцы, только добавляющие прелести этой первозданной дикой красоте. Лицо тоже невольно притягивает взгляд - пухлые губы, высокие скулы, чуть вздернутый аккуратный носик. Прямые черные волосы спадают до середины спины, ярко-голубые глаза мерцают в темноте колдовским светом. Она смотрит на стоящую у ее ног блондинку покровительственно и немного насмешливо, ничего не говоря, но ее молчание красноречивей слов. Девушка опускается на колени и легкими быстрыми поцелуями, покрывает точеные ступни ночной гостьи. Какое-то время черноволосая девушка просто стоит, прикрыв глаза и наслаждаясь ласками своей любовницы. Но вот она чуть-чуть шевелит ногой и блондинка, понимая все без слов, начинает подниматься вверх, не переставая покрывать стройные ноги легкими поцелуями. 
Ольга Зампольская - молодая красивая девушка, двадцати четырех лет, высшее юридическое образование, хорошая работа в местной мэрии, квартира в новом доме, дорогая машина. Все при ней - ум, шарм, красота. Высокая блондинка с зелеными глазами, с тонкими "породистыми" чертами лица, ровным загаром, полученным на средиземноморских курортах, третьим размером груди и ногами "от ушей". У нее никогда не было недостатка в кавалерах и редкую ночь проводит дома одна. Она уже не раз получала предложение выйти замуж, но пока еще не торопится связывать себя семейными узами, стремясь взять все, что ей может дать статус незамужней женщины. Ей нравилось очаровывать и покорять мужчин, принимать от них знаки внимания и дорогие подарки - как дань ее красоте и уму. Она сама всегда выбирала тех, кто разделит с ней постель, и сама решала, когда и как она расстанется с очередным ухажером. Разбивала сердца и уходила словно королева, никогда не оглядываясь на того, кого она оставила. 
Могла ли она, представить, что ее жизнь переменится в одночасье и привычный, такой удобный мир, вдруг рухнет словно карточный домик, открывая совершенно иную реальность - пугающую и одновременно столь притягательную. Что-то, что она до сих пор считала крепким и незыблемым, столь окажется зыбким и изменчивым, то, что было мертвым - окажется живым и наоборот. 
Случилось то, что бывает чаще, чем думают многие. 
В ту ночь она была одна - спала в своей широкой кровати, беспокойно ворочаясь на белоснежных простынях, словно предчувствуя что-то. Неожиданно Ольга проснулась с резким криком и села на кровати, обливаясь холодным потом. Она еще сама не понимала, что ее разбудило, но сердце колотилось, так что едва готовилось вырваться из груди. Затравленно девушка озиралась по сторонам и вдруг замерла. 
На подоконнике сидела Она. Ольга набрала в грудь воздуха, чтобы закричать, но ночная гостья заговорщицки поднесла палец к губам и девушка закрыла рот, не издав не звука. В светящихся синих глазах мелькнула насмешка. 
Черноволосая девушка не сделала ни одного движения, чтобы слезть с подоконника, но спустя мгновение она, каким-то непостижимым образом оказалась на кровати. Ольга отползала к спинке, по-прежнему не издавая ни звука - ее завораживали эти мерцающие синие глаза. Прохладная ладонь проникла под одеяло и легла на колено Ольги, дернувшейся так, словно ее коснулось раскаленное железо. Нахальная рука погладила бедро девушки, потом скользнула дальше. В эту ночь Ольга не надевала трусики и вздрогнула как от удара током, когда узкая ладонь легла на ее бритый лобок. К своему стыду Ольга почувствовала, как у нее становится мокро там, внизу. Тонкие пальцы скользнули внутрь ее и тут же губы ночной гостьи расплылись в улыбке. 
Одним рывком она сорвала одеяло, обнажая цветущее молодое тело. Черноволосая девушка приблизила свое лицо к лицу Ольги, их губы сплелись, и блондинка сама не заметила, как начала отвечать на поцелуи ночной любовницы. Ее никогда не привлекали женщины, но сейчас она вдруг почувствовала, что безумно хочет эту девушку, душой и телом, всем своим существом. Тонкие пальцы сновали по ее телу, не упуская самых укромных уголков. Жадные губы оторвались от ее рта и коснулись ее шеи, острые зубы нежно прикусывали тонкую кожу, и Ольга трепетала одновременно от страха и желания. А ночная гостья уже спускалась ниже и шаловливый язычок, неестественно гибкий и длинный обвивал затвердевшие соски. Вот жадные губы спускаются по напрягшемуся животу, проник в дырочку пупка, потом скользнули ниже. Ольгино тело выгнулось дугой, пальцы впились в черные волосы пришедшей из Ночи нежданной любовнице, с губ сорвался протяжный стон. Она словно взмывала ввысь и падала, чтобы вновь взметнутся не пике величайшего наслаждения, тысячью острых игл пронзающего ее плоть. Средоточием же этого блаженства стал раздвоенный язык, в такт движениям которого извивалось и корчилось Ольгино тело. Вот дразнящие, сводящие с ума прикосновения достигают самого чувствительного места ее подрагивающей плоти, и девушка кричит, срывая голос, прикусив губу так, что по ее подбородку стекает струйка крови. Бессильно она рухнула на кровать, вымотанная сводящими с ума ласками ночной гостьи, а когда нашла в себе силы приподняться на локтях, то увидела что она стоит над ней, уперев руки в бока и широко расставив ноги. Тонкая, но сильная рука ложится на затылок Ольги, пригибая ее голову к выпирающему безволосому лобку - не бритому, как у самой Ольги, нет, здесь явно всегда была такая гладкая, мраморно-белая кожа, как будто светящаяся изнутри. Алые губы налились и разошлись в разные стороны, Ольга вся, дрожа от возбуждения, приникает к ним и со страхом и изумлением осознает, что словно прикасается губами к еще одному рту, горячо отвечающему на ее поцелуи. Крепкие бедра сжимают ее голову не оставляя времени на раздумья и она вновь окунается в пучину страсти, с жадностью вкушая любовные соки, дурманящие рассудок и наполнявшие ее существо небывалой эйфорией. 
Так прошла ночь, во время которой Ольга была словно вывернута наизнанку, растерзана и собрана заново. Когда ее ночная гостья растаяла в сереющем предрассветном небе, Ольга еще долго лежала на скомканной кровати, вновь и вновь переживая все происходящее. Ни на какую работу она сегодня не пошла, сказавшись, больной. 
На следующую ночь она пришла опять. И еще. И еще. Ольга уже со второго раза осознала, что не мыслит себе жизни без этих ночных визитов. Синеглазая соблазнительница возносила ее к вершинам наслаждения, растягивая на всю ночь свои, изощренные, мучительно-сладостные ласки, под которыми трепетало податливое тело девушки. Под умелыми губами и пальцами Ольга вскрикивала и лепетала нежные слова, раз за разом отдаваясь во власть прекрасной дочери предвечной Ночи. В другие ночи пришелица из Тьмы была нарочито груба со своей возлюбленной, терзая ее тело острыми ногтями и кусая до крови. После этого девушке приходилось весь день скрывать царапины и кровоподтеки, но безумное, сводящее с ума наслаждение стоило того. Красивая, умная, знающая себе цену девушка, привыкшая вертеть мужчинами, как ей вздумается, сама превратилась в безвольную куклу в руках своей ночной царицы. 
Кто она и почему пришла к ней - Ольга не знала. Она не верила в мистику, колдовство, чертей, ангелов, домовых и прочую, как она считала, чушь. Светская львица, она никогда не была религиозной, считая религию уделом глупцов и неудачников, Ольга слишком хорошо себя чувствовала в этом мире, чтобы всерьез задумываться о потустороннем. Сейчас она сожалела об этом - ей так хотелось побольше узнать о своей демонической возлюбленной, понять ее, чтобы еще больше сблизиться с ней. Придя с работы, Ольга, в ожидании ночи, коротала время в Интернете, заходя на сайты сатанистов, оккультистов, "готов", став завсегдатаем на всех форумах подобной тематики. Оттуда она узнала о суккубах - обольстительных демонах в облике женщины. Ольга пришла в некоторое замешательство, поскольку везде писалось, что эти демоницы соблазняют только мужчин. Может она суккуб-извращенка? Могут быть такие? Или тут что-то другое? Ольга недолго ломала над этим голову - она просто знала, что уже не может жить без визитов своей демонической возлюбленной. Она узнала ее имя, сама не понимая как: демоница не заговаривала с ней, но когда они сплетались в сладком безумии, соединяясь разумом и телами, с искусанных в кровь губ Ольги, сам собой сорвался полустон-полвздох - Эита. 
Прежняя жизнь, ночные походы по ресторанам, богатые кавалеры и светские тусовки остались в прошлом. Едва дождавшись окончания рабочего дня, она спешила домой, не отвечая на звонки своих бывших поклонников и настойчиво отбивая притязания новых. Многие из них обижались, не понимая причины столь резких перемен, обрывали ей рабочий и сотовый телефоны, некоторые заявлялись к ней на работу и даже домой, упрашивали, ныли, угрожали. Один из ее бывших, молодой, горячий армянин, подстерег ее у машины и потребовал объяснений. Взвинченный до крайности скупыми, холодными ответами Ольги он бросился на нее с ножом - девушка еле успела увернуться и заскочить в машину. На ее счастье на улице появились люди и ее почитатель, ушел кипя от злости. 
В ту ночь Эита вновь пришла к ней, сводя с ума Ольгу своими сладострастными ласками. Два прекрасных обнаженных женских тела метались по кровати, жадные искусанные губы и извивающиеся языки переплетались между собой, ласкали каждый миллиметр кожи. А потом Ольга лежала на кровати, положив голову на колени суккуба. Та, лениво перебирала светлые волосы и молча слушала ее рассказ. Ольга говорила быстро, порой невпопад, захлебываясь словами, заискивающе поглядывая на свою любовницу - не сердится ли, не надоедают ли ей эти жалобы? Однако лицо Эиты оставалось непроницаемым. Под пристальным взглядом синих глаз Ольга говорила все тише, запинаясь и теряя нить разговора, ее глаза слипались, она начинала зевать. Как она уснула и сама не заметила. 
Проснулась она от ощущения чего-то большого, неудобного и влажного у себя между ног. Она недовольно открыла глаза, посмотрела вниз и тут же со сдавленным криком отскочила к стене. Лицо ее было белее мела, губы мелко тряслись, изо рта вырывались невнятны звуки. 
На кровати, окрашивая кровью белые простыни, лежала черноволосая голова ее горячего любовника-армянина. На краю кровати сидела Эита. Впервые за все время их встреч она заговорила со своей любовницей. 
-Ты должна начать снова встречаться с мужчинами - равнодушно уронила суккуб - и приводить их сюда. 
Ольга давно утратила всякое желание общаться с противоположным полом, душой и телом, предавшись демонической любовнице. Но спорить с ней она не осмелилась. 
Александр Реутов был немного старше Ольги, хорош собой, неглуп, обеспечен, работая топ-менеджером в солидной фирме. С роскошной красавицей он познакомился в одном из ночных клубов и с тех пор систематически оказывал ей знаки внимания, ничуть не смущаясь холодными ответами Ольги. И вот сегодня, как ему казалось, его желания близки к осуществлению - Ольга не только согласилась пойти с ним в ресторан, но и пригласила его к себе домой. В этот день она оделась подчеркнуто соблазнительно - бежевое обтягивающее платье с глубоким декольте и длинным разрезом вдоль бедра. Она поднималась вверх по лестнице и шедший сзади Саша только что не глотал слюни, видя, как покачиваются округлые бедра и под тонкой тканью проступают очертания трусиков. Едва они вошли в квартиру, как он, прижал Ольгу к стене, задирая платье, и сливаясь с ней в жадном поцелуе. Одновременно он пытался расстегнуть брюки. Ольга, страстно отвечая на поцелуи, увлекла его в свою комнату, повалившись на кровать. В спешке, срывая с себя одежду, молодые люди повалились на простыни. Александр навалился сверху, его руки лихорадочно блуждали по ее телу. Сходя с ума от страсти, Александр не заметил, как тонкая рука Ольги скользнула за ее голову, проникая под подушку. Неожиданно он почувствовал сильный удар и тут же - сильную боль в груди. Из нее торчала рукоятка большого кухонного ножа, лезвие которого на две трети вошло в его плоть. Александр хотел что-то сказать, но из его рта выплеснулась кровь, и он тяжело повалился на кровать. 
Ольга отшатнулась назад, сама не веря, в то, что только что совершила. В голове билось одно: убийца, убийца, убийца...Причем она лишила жизни человека никогда не делавшего ей ничего плохого, всегда бывшего по отношению к ней вежливым и предупредительным. 
Ее панику прервал легкий стук со стороны окна - за развевающимися занавесками появилась пугающая фигура с длинными черными волосами и светящимися синими глазами. Эита спрыгнула с подоконника и насмешливо посмотрела на съежившуюся Ольгу. Легким танцующим шагом она подошла к застекленному шкафу и достала оттуда большой фужер. Потом подошла к кровати, на которой в полной прострации сидела Ольга, все еще неверяще смотрящая на безжизненное тело и окровавленный нож в своих руках. Довольно сильно, демоница оттолкнула свою любовницу, так сильно, что та упала на пол, ударившись коленями. Подойдя к кровати Эита взялась за рукоятку ножа и резко выдернула лезвие из страшной раны. На кровать хлынул поток крови , под который демоница быстро подставила бокал. Наполнив его до половины, она встала и подошла к подоконнику. Усевшись на нем и широко расставив ноги, она принялась ласкать себя, запуская пальцы глубоко во влагалище. Другой рукой она держала бокал как раз внизу, чтобы в него стекали выделения ее похоти. Ольга словно завороженная смотрела, как стонет и извивается под собственными умелыми пальцами ее демоническая подруга, и чувствовала, как и у нее внизу живота полыхает пожар. Она уже забыла, что только что совершила убийство - единственное, что имело для нее сейчас смысл так только это несравненное тело и терпкий запах божественного нектара ее инфернальной хозяйки. Больше всего на свете ей хотелось подползти поближе и припасть к сочащейся вагине - но Ольга оставалась на месте, инстинктивно чувствуя, что как раз этого ждет от нее суккуб. 
Когда ее соки, смешавшись с кровью, наполнили фужер, Эита сошла с подоконника и подошла к Ольге. Та смотрела на нее снизу вверх, взглядом полным слепого обожания. Демоница откинула назад голову и рассмеялась приятным мелодичным смехом, от которого по коже Ольги пробежали мурашки сладкой жути. Суккуб заставила лежащую на полу девушку встать на четвереньки, затем пролила содержимое фужера на кожу своей любовницы и принялась размазывать алую жидкость по ее телу. При этом она монотонно произносила какие-то непонятные слова. Ольга поминутно вздрагивала, когда проворные пальцы оглаживали ее груди, изредка останавливаясь, чтобы поиграть с сосками, проникали во влагалище и задний проход блондинки. Смесь крови и любовных соков Эиты, казалось, проникала сквозь мельчайшие поры в коже девушки, и от этого по телу прокатывались волны мощной энергии, неотвратимо менявшие само ее существо. Исчезали в никуда все потаенные страхи и комплексы, что до поры до времени скрывались где-то в глубине ее подсознания, но всплывали в самый неподходящий момент. Равнодушно она оглянулась на мертвое тело - сейчас она просто не понимала: почему смерть этого ничтожества так волновала ее всего несколько минут назад. Она чувствовала, как ее тело наполняют новые силы, как само ее тело меняется, как тянутся в нем кожа и мышцы, как трещат сухожилия. Мир вокруг нее заиграл множеством разных ощущений, у нее словно появились новые чувства, а все старые многократно обострились. Она вдруг увидела свою комнату в совершенно неожиданном ракурсе - на потолке медленно колыхалось что-то похожее на огромную медузу, переливавшейся множеством оттенков цвета. В углу извивалось большая змея, с золотистыми и серебряными чешуйками, на столе о чем-то оживленно жестикулировали симпатичные зверьки, похожие на помесь кошки и белки. 
Демоница вылила на нее последние остатки после чего, ухватив Ольгу за волосы, так же на четвереньках заставила пройти ее к зеркалу. Это была она - и в то же время не она. Черты лица изменились, став какими-то хищными и от этого - еще более порочными. Глаза приняли миндалевидную форму, засветившими изумрудно-ярким цветом. Зрачки стали вертикальными, как у змеи или кошки. Кожа, и без того загоревшая, отливала темной бронзой. Тело стало поджарым и мускулистым, но в то же время еще более соблазнительным. Налитые груди агрессивно топорщились торчащими вверх сосками, оттопыренные крепкие ягодицы казались бронзовыми шарами. Волосы стали гуще, напоминая львиную гриву, уши вытянулись и заострились. Ольга улыбнулась и меж полных губ блеснули клыки хищника. Именно так она себя и ощущала - прекрасным диким зверем, вышедшим на охоту. 
Эита вновь рассмеялась и неожиданно запрыгнула на спину Ольги. Та аж выгнулась, с ее губ сорвались басовитые мурлыкающие звуки - словно большая кошка вышла на охоту. Демоница поерзала, устраиваясь поудобнее и Ольга почувствовала, как по ее спине стекает влага. Это еще больше завело ее, но Эита не дала ей времени, с силой хлестнув Ольгу по заду. Изменившееся тело девушки, среагировало на этот повелительный жест, раньше, чем ее разум: сжавшись в комок, она кошачьим прыжком скакнула на подоконник, будто и не было немалого веса у себя на спине. Настороженно оглядела распростершийся перед ней город. Множество окон - кое-где еще светящихся, в большинстве своем уже погасших, домов, ее ноздри возбужденно расширялись, чуя спящих существ, с живой теплой плотью и красной кровью, естественной добычи для таких, как Ольга и ее прекрасная наездница. Последняя вновь напомнила о себе, стукнув пятками под ребра девушки, и Ольга, без всякой робости спрыгнула с подоконника. 
Холодный ночной ветер охватил ее тело, взметнув и развеяв волосы, земля внизу словно взметнулась ввысь, стремительно приближаясь к Ольге и Эите. Но получившую сверхчеловеческие силы Ольгу, это уже не страшило: ее тело переполняла какая-то непонятная легкость, она почему-то была уверена, что не разобьется. Вот внизу мелькнула какая-то нить - бельевая веревка или провод, оказавшаяся достаточной точкой опоры. Оттолкнувшись от нее, Ольга стремительно взмыла вверх и вперед, на добрый десяток метров. Какой-то балкон, новый прыжок, все выше и выше, прыжок на крышу, не останавливаясь, от одного дома к другому. Необыкновенная эйфория, радостное осознание своей силы, благодарность к своей хозяйке - все эти чувства переполняют Ольгу, когда она огромными скачками мчится вперед. Демоница подгоняет ее ударами пяток и с ее губ, срывается дикий победный клич, и Ольга вторит ему пронзительным воем охотящейся дикой кошки. Временами Эита срывается со спины девушки и, распахнув огромные черные крылья, несется, ныряя в проемы между домами. Ольга могучими прыжками мчится за ней, наслаждаясь этой безумной гонкой. Затем суккуб ныряет куда-то вбок и вверх, и спустя миг Оля вновь ощущает на своей спине приятно-возбуждающую тяжесть. 
Этой ночь они здесь были не одни - колдовское зрение позволяло ей видеть черные тени, кружащиеся у нее над головой, безобразных рогатых демонов неподвижно сидящих на крышах и провожающих двух девушек злыми желтыми глазами, крылатых змеев играющих меж телевизионных антенн и натянутых проводов. Иногда в воздухе на самых причудливых скакунах проносились красивые обнаженные женщины. Некоторые из них махали рукой, приветствуя наездницу Ольги. Вот внизу мелькнула серебристая поверхность реки и Ольга увидела в ней темные спины каких-то водных существ, то появляющихся, то уходящих под воду. Порождения Тьмы, выходцы из далеких инфернальных бездн и повседневные, невидимые обитатели города выходили на ночную охоту. Завтра утром город снова недосчитается многих своих жителей - пропавших без вести, погибших от несчастных случаев, покончивших с собой, умерших от внезапной болезни. Все они станут добычей для тех, кем уже постепенно становилась и сама Ольга. 
В центре города стояла исполинская громада из стекла, бетона и стали, полыхающая редкими проблесками огней. Самое высокое строение из всех, когда-либо построенных в городе, в дневные часы полное людей, шумящих, разговаривающих по телефону или бездумно уставившихся в монитор. Сейчас же здесь царила тишина. Ольга прыгая от одной крыши к другой, наконец, достигла вершины и тут же Эита соскочила с ее спины. Она встала перед ней, широко раздвинув ноги и Ольга привычно потянулась губами, запуская язык во влажную расщелину, истекающую остро пахнущим соком. Как жадно она припадает к источнику, дарующему ей лакомство без которого она уже не мыслит жизни, с каким наслаждением она пьет этот напиток богов по сравнению, с которым нектар, что вкушают боги Олимпа - жалкое пойло. Под ее губами дрожит упругая солоноватая плоть, Ольга ласкает языком набухший клитор, под сладострастные стоны своей подруги. Вот по ее телу пробегает сильная дрожь и нежная плоть под губами Ольги, вдруг начинает меняться, вырастая прямо у нее во рту. Мгновение и у Эиты прямо над влагалищем вздымается могучий орган, который демоница с размаху всаживает в похотливый рот. Та, усердно работает губами и языком, в то время, как суккуб ухватив ее за волосы насаживает голову девушки на свой член. Наконец он изливается потоком семени в рот Ольги. Не давая ей времени опомнится, Эита разворачивает ее спиной к себе и берет сзади, попеременно во влагалище и в зад, причем так быстро, что порой кажется, что в нее проникают сразу два органа одновременно. Ольга воет от необыкновенно острой смеси боли и удовольствия, заставляющие ее сотрясаться оргазм за оргазмом. Самый жаркий секс, который когда-либо бывал у нее хоть с кем-нибудь из мужчин - лишь жалкое подобие того, что она испытывала сейчас. 
Наконец Эита разряжается в нее новым потоком и отпускает свою жертву, бессильно падающую навзничь - дрожащие руки и ноги не держат ее. С большим трудом она поднимает глаза и видит как промежность суккуба вновь трансформируется, приобретая обычный вид. С трудом она подползает к ногам своей хозяйки и распухшими, закушенными губами начинает целовать ступни хозяйки, вновь возбуждаясь от ощущения нежной бархатистой кожи. Однако демоница внезапно разворачивается к ней спиной и Ольга, обнимая ноги дрожащими руками, послушно поднимается вверх. 
Не на каждом шабаше в средние века с такой охотой совершался "срамной поцелуй". Клятва принесена без слов и договор подписан в великой Книге Плоти. 
Суккуб вновь седлает свою "лошадь" и та несет ее через весь город, где среди камней из стекла и бетона бьется сильный ветер, в котором несутся духи тьмы и неуспокоенные души. Вот и дом, в котором живет Ольга, вот и распахнутое окно. Тигриным прыжком запрыгивает она на подоконник и тут же демоница легко спрыгивает с ее спины. Она подбегает к кровати, на которой лежит труп незадачливого любовника. Суккуб прикасается рукой к краям страшной раны, в ее глазах горит нечеловеческий голод. Сильные пальцы вырывают окровавленный кусок мяса, и крепкие зубы вонзаются в мертвую плоть. Острыми ногтями и зубами, Эита раздирает труп на части, вырывая куски и жадно пожирая их. Вот она с хрустом выломила ребро, но вместо того, чтобы обглодать его протянула Ольге. Та уже подошла, не вставая с колен, крадучись как кошка и не сводя взгляда с кровавой трапезы своей любовницы. Внезапно она тоже ощутила, что ужасно голодна. А свисающие с кости лохмотья выглядели такими красными, такими сочными... такими вкусными. Урча, словно рысь, она выхватила ребро из рук демоницы и вцепилась зубами, вырывая куски мяса и тут же проглатывая их, давясь от жадности. Великая ночь, когда Тьма достигает наибольшей силы и все ее создания выходят на свой древний и страшный праздник, когда ведьмы пируют и веселятся вместе с нечистью. Сегодня ко всей этой рати присоединилась и Ольга, вкусившая священную пищу вместе с порождением предвечного Мрака. Скрюченные пальцы вытягивают из тела, кишки и прочие внутренности, каждая из демонических любовниц норовит покормить с рук другую особо лакомым куском, а то и передать кусочек мяса изо рта в рот. Вскоре кровавый пир перерос в безудержную животную случку - обе женщины неистово любили друг друга прямо на растерзанных останках. 
С утра суккуб исчез, а у Ольги возникла проблема: что делать с трупом. Хорошо еще, что вчера они с суккубом разорвали его буквально на части - эти останки она завернула в простыню, которые и сложила в клеенчатую скатерть, снятую со стола и запихала в холодильник, предварительно вынув из него все продукты. Когда на следующий день прибыл суккуб, то они вновь в промежутках между бурными ласками поедали человечину. И так несколько ночей подряд, причем некоторые лакомые части демоница уносила с собой - зачем Ольга не знала, да и не хотела знать. Как ни странно, ни милиция, ни сослуживцы, не родственники Александра даже не пытались что-то расспрашивать у девушки о нем. Ольга восприняла это как еще один знак могущества покровительствующей ей силы. 
Эита небрежно оттолкнула ногой припавшую к ней девушку и спустилась на пол, вслед за ней сползла и Ольга. Лицо суккуба осветилась довольной усмешкой - на кровати лежал очередной молодой человек, в горле которого торчал нож. Ольга радостно смотрела на свою любовницу - она довольна, а значит сегодня вновь будет все это: безумные скачки по крышам ночного города, возможность увидеть то, что недоступно органам чувств любых людей, сводящие с ума любовные игры и священная трапеза, в очередной раз подтверждающая тот жуткий и необыкновенно притягательный союз заключенный Ольгой с силами Тьмы.
Приветствую Вас, Гость!Приветствую Вас, Гость!
Суббота, 24.06.2017

Рейтинг@Mail.ru