Arahau - asa7
Arkё!
Это текстовая версия журнала "Asa" (Знание), #7
Журнал можно скачать здесь. Это файл в формате pdf. Вы можете просто распечатать его для последующего переплета.
Для этого нажмите «Файл» – «Печать» – «Двусторонняя печать» – «ОК». Обратите внимание! Если вы первый раз на своём домашнем принтере распечатываете документ с двусторонней печатью, попробуете сначала распечатать с двусторонней печатью любой четырёхстраничный документ. Это надо для того, чтобы вы точно знали, как переворачивать листы, распечатанные с одной стороны, для продолжения печати. Если же вы заказываете распечатку в салоне, просто скажите: «Сделайте двустороннюю печать».

Номер планируется посвятить детским юмористическим рассказам А. Передереева, названныее "Веселые истории" (Gaanrё).

Алексей Передереев
Литературный псевдоним Петр Алехин
РЫЦАРИ БЕЗ СТРАХА, НО С УПРЕКОМ
(Про Ваньку и Даньку)
Сборник детских юмористических рассказов

ДОРОГОЙ ДРУГ (Azagё)
ЗВЕРЬЕ МОЕ (Uut)
ЕСТЬ ТАКАЯ ПОРОДА (Usuh)
РЕДКАЯ ПТИЦА (Uzegarg)
СПАСАТЕЛЬ (Koisard)
МЕЧТЫ (Naana)
ПОЭТ (Karüs)
ПО ТЕМЕ (Hotarb)
ЗАГАДКА (Gas)
ВЫРУЧИЛ (Soisard)
РЫЦАРИ БЕЗ СТРАХА, НО С УПРЕКОМ (Onazaeblagarauscboror)
ПРО КОТА (Нoturfa)

Я давно знаю Алексея Передереева и его творчество.
Меня всегда удивляла его способность писать не только кратко и динамично, но и душевно, с оптимизмом. Алексей профессионально владеет малыми литературными формами. У него множество коротких повестей, рассказов, новелл, притч, эссе. В основном творческая стезя Передереева – это фантастика. Он пишет в различных направлениях этого жанра о том, что волнует его, прежде всего, как человека. Во многих из его произведений есть то самое зерно, которое западает в души и потом дает всходы… добра, оптимизма, неравнодушия к будущему наших поколений.
Но он пишет еще и юмористические рассказы, сказки для детей и взрослых. Они наполнены простым, добрым, порою наивным юмором, который навевает воспоминания о детстве. И замечательно, что у редакции журнала «Asa» нашлась возможность опубликовать несколько маленьких рассказов Передереева. Читая истории Алексея, испытываешь неподдельное чувство радости, будто опять возвращаешься в свои самые замечательные школьные годы.
Я благодарен за предоставленную возможность еще раз заглянуть в ту самую, «маленькую страну», родом из которой каждый из нас.

А. Мовшович, член Союза российских писателей, детский поэт и песенник.

TaasAleksePerederejecvarfs.
Notё’msgaisvarfobgadceracgёssa. Aleksassёvarfgad. Sisgaanrocgaascorasc‘eese’gaz. NogessegabrorAleksusnraznana. Zasoh, sasarruabarg. Irhuspvarfs, ohamalpeeracoris... Hogirisgёсgёssaсoerborokvarogeidl.
Nosvarfcnraagёscgorüsoraadcagaz. Horösganraznanagёсad cosoessagadar. Gohusёcabbah‘Asa’haussoimaranraagadgoPerederejev. HvarfgaanrAleksecosgёs! Cotaarkavlapuurugfassad.

A. Movsccovictj (Ohoniro), rlagAbakvaarfoRus, karüsgadcokaras.


ДОРОГОЙ ДРУГ
Ванька Галкин и Данька Воробьев смотрят фильм «Робинзон Крузо».

– Послушай, Ванька, представь себе, что мы попали на необитаемый остров. Здорово?!

– Конечно, Данька! Я был бы Робинзоном, а ты моим самым большим и дорогим другом – целой Неделей ...

 

ЗВЕРЬЕ МОЕ

Идут Ванька и Данька со школы.

– Данька, а какое животное ты хотел бы завести?

– Если бы мама разрешила, то слона. Он бы меня на спине по улице катал и из хобота мамину клумбу поливал.

– Да, здорово! А я бы завел себе Светку Кошкину из 6 «Б». Он за меня делала бы уроки и в школу ходила...

 

ЕСТЬ ТАКАЯ ПОРОДА

В конце урока по природоведению учительница спрашивает:

– Ребята, а кто из вас знает породы лошадей?

Данька тянет руку.

– Ну, Воробьев ответь. -

– Лошадь Пережевальского, – ответил Данька.

– Не Пережевальского, а Пржевальского. Хорошо, Воробьев, так еще.

Класс оживленно отвечал, глядя на одноклассников, Ваньке тоже захотелось ответить. Он немного подумал и тоже стал тянуть руку.

– Так Галкин хочет ответить, – сказала учительница, – пожалуйста.

– «Запорожец», – выпалил Ванька.

Класс просто рухнул от смеха, а учительница, изо всех сил сдерживаясь, спросила:

– Ну почему «Запорожец», а Галкин?

– Мой папа всегда, когда идет в гараж то говорит: «Пойду, посмотрю, как там наша лошадка», – ответил упавшим голосом Ванька.

Класс продолжал хохотать до конца урока.

 

РЕДКАЯ ПТИЦА

На уроке зоологии Ванька Галкин толкает сидящего рядом Даньку Воробьева и тихо спрашивает:

– Данька, а ты какой бы хотел быть птицей?

– Если б стал волшебником, превратился бы в павлина. Он очень красивый!

– А я бы хотел превратиться в индейца, – ответил мечтательно Ванька.

– Так он же не птица, – удивился Данька.

На что Ванька невозмутимо заявил:

– Ну и что, за то тоже с перьями и вигвамы вьет!

 

СПАСАТЕЛЬ

Приходит как-то Воробьев проведать больного друга. Галкин, лежа в кровати с перевязанным горлом, хрипя, спрашивает:

– Данька, а вот если бы мы вдвоем на море купались, и я вдруг стал бы тонуть, ты бы меня спас?

– Ну конечно, Ванька, – ответил Воробьев, жуя принесенный апельсин, – подплыл бы так к тебе и опля и спас.

– А если бы ты плавать не умел? – хитро прищурился Галкин.

– Ну и что, – произнес невозмутимо Данька, очищая второй апельсин, – нашел бы лодку и на ней бы спас тебя.

– Ну, а если бы и лодки не было, что тогда? – не унимался Ванька, на время даже забыв о больном горле.

Воробьев погрузился в раздумья, он довольно сопел и при этом, машинально продолжая поглощать принесенные апельсины. Он даже закрыл глаза, что бы его ничто не отвлекало от поиска правильного решения.

– Я бы нашел спасательный круг, бросил бы его и вытащил тебя, – ответил, довольно дожевывая последний апельсин, Данька.

– А вдруг и круга у тебя не оказалось, тогда что? – разошелся Ванька.

– Ничего... – ответил рассерженный Данька, и продолжил, – Ты бы не утонул...

– Почему? – спросил растеряно Галкин.

– А потому, что там мелко было, – торжествующе ответил Воробьев.

 

МЕЧТЫ

Стоит Ванька Галкин вечером в ванне, перед зеркалом и так ему не хочется чистить зубы. Он тянет время, медленно выдавливая из тюбика ароматную пасту на зубную щетку, и обращается к матери:

– Мама, а что все люди чистят зубы?

– Конечно все, – отвечает она.

– И индейцы, тоже?

– Да, и индейцы. -

– Надо же, а животные тоже чистят?

– И животные тоже, – утвердительно сказала Ирина Николаевна, вытирая мокрые руки о передник.

– А слоны? – задал вопрос, Ванька, пристально рассматривая пасту.

– Ты мне уже надоел, – сказала мама, – и слоны, и крокодилы, и даже жирафы, а вот ты зубы я вижу, не хочешь чистить.

– Я думаю, а как зубы чистят страусы, а мама? -

– А вот они их не чистят, потому что у них зубов то и нет, – ответила Ирина Николаевна.

– Вот здорово! Жаль только что я не страус, – произнес огорченно Ванька, тяжело вздохнув, засунул зубную щетку в рот.

 

ПОЭТ

Пришел как-то Данька Воробьев к Галкину, как всегда уроки учить. А Ванька ему сразу:

– Ты кем хочешь стать, когда вырастишь?

– Не знаю Ванька, – почесал затылок озадаченный Данька, – наверно бизнесменом или брокером.

– А я стану большим поэтом, как Пушкин или Некрасов.

– Да, ну, – произнес, смеясь, Данька, – у тебя по русскому одни двойки, а по литературе тройки. Какой же ты поэт?!

– Ну и что, в поэзии главное, эта ... как ее ..., а вспомнил рифма, по телеку один дядька рассказывал. Понял?

– Но ты же стихи никогда не писал, – удивился Воробьев.

– Раньше не писал, а вот со вчерашнего вечера уже пишу, – отозвался весело Ванька, – вот хочешь, тебе почитаю?

– Давай! Читай! – сказал Данька, садясь в кресло, при этом аппетитно почавкивая яблоко.

– Ну, слушай! – Ванька вытащил тетрадку из письменного стола, забрался на стул и с важным видом, стал читать:

«Муха»

Муха-Цокотуха доллары нашла,

Муха-Цокотуха в «Магдональдс» пошла.

Муха-Цокотуха «Мерседес» купила,

Муха-Цокотуха об столб его разбила.

Плачет Цокотуха, слезы льет рекой,

Решила Цокотуха: «Пойду куплю другой!»

– Ну, как здорово? – спросил, сияя, Ванька.

– Ага, неплохо, давай еще, – жуя уже второе яблоко, отозвался Данька.

– Пожалуйста, я еще про наш класс написал. Вот про Таньку Куликову:

Танька Куликова, отличница у нас,

Ты у нее не спишешь, получишь сразу в глаз.

И за косу не дернешь, получишь тоже в глаз,

Ну, прямо Илья Муромец, в отличниках у нас!

– Ха, ха – это точно! Слушай Галкин, а ты про меня написал?

– А как же, вот:

 У меня есть друг Данька,

 Ему дала в глаз Танька.

Он списывает у Зойки,

Получает одни двойки.

 

Любит ковыряться в носу,

И ябедничать отцу.

Но я Даньку люблю,

Как брата, как друга хвалю.

– Кто ковыряется в носу? Это я ябеда? Я двоечник? – пошел Данька на Ваньку с кулаками.

– Ты, чего, это я так, для рифмы надо, – начал оправдываться Галкин.

– А я тебе сейчас, как дам в ухо. А потом – в другое... для симметрии, – наступал Воробьев.

– Чего ты обижаешься, я как лучше хотел для рифмы. Ну, хочешь, я двойки на пятерки заменю?

– Нет уж Ванька, хватит с меня твоих сочинений, – сказал серьезно Данька и пошел к выходу.

Уже выходя за дверь, он остановился и сказал:

– Ты, Галкин никогда не станешь великим поэтом, если будешь двоечником, как твой друг Воробьев, – и захлопнул за собой входную дверь.

 

ПО ТЕМЕ

На уроке рисования учительница дает задание детям нарисовать, что – ни будь посвященное дню космонавтики. В конце урока все сдают работы, учительница, увидев рисунок Воробьева, в недоумении спрашивает:

– Ты, Данила, что это изобразил? Мальчик падает с дерева.

– Ирина Максимовна, я нарисовал, по теме как вы просили, – ответил Данька уверенно, – моя картина называется «Полет».

– Ну, хорошо, падение с дерева можно назвать «Полет», но мне не понятно какое отношение твой рисунок имеет к космонавтике?

– Очень имеет, вот смотрите, – стал громко объяснять Воробьев, – это я вверх тормашками лечу с дерева, а когда я выросту, то стану космонавтом. Что тут непонятного?

– Действительно, – произнесла, улыбаясь, учительница, – все гениальное просто!

Класс хохотал всю перемену. Для Воробьева этот день был просто неудачным.

 

ЗАГАДКА

Шли как-то в конце мая Ванька с Данькой после уроков, домой. Данька волоча портфель по асфальту и поднимая пыль вдруг спрашивает:

– Слушай Галкин, ты вчера «Ералаш» смотрел?

– Нет, а что? – ответил без интереса Ванька, ковыряясь в носу.

– Да там один шкет другому загадку загадывал, – присаживаясь на бордюр, продолжил Данька.

– Ну и что? – буркнул безразличным тоном Галкин и тоже расположился рядом с другом.

– Очень хорошая загадка. Хочешь, тебе загадаю? -

– Ну, давай Воробьев загадывай. -

– «Что делал слон, когда пришел наполеон? – ехидно заулыбался Данька.

– Ну и что? – спросил Ванька равнодушно.

– Чего ты заладил одно и тоже, ты отвечай. -

– Ты это про что Данька?

– Как, про что? – удивился Воробьев, – про загадку. Что делал слон, когда пришел на поле он?

– Ничего не делал, – зевая, ответил Галкин.

– Как ничего? – опять удивился Данька, – эх ты, не можешь легенькую загадку отгадать. А хвастался, я вообще любую загадку отгадаю. Травку он жевал, понял?

– Кто, травку жевал, – переспросил, не понимая друга, Ванька.

– Как кто слон, он же на поле пришел. Теперь понял, голова садовая? – и Данька стал хохотать над Галкиным, тыча в него пальцем.

– Это ты дубина дубовая, – обиженно ответил Ванька, – где ты видел слонов в поле? Это тебе что лошадь или баран?

– Сам ты баран, это загадка такая, – разозлился Воробьев.

– Глупая твоя загадка. Ты бы его еще в пустыню отправил, колючки жевать. Темнота, – не унимался Галкин.

– Кого? – вытаращив глаза не понимая, спросил Данька.

– Слона своего, тоже мне Коперник, а еще обзывается, – огрызнулся Ванька, схватил свой портфель и быстрым шагом удалился.

Друзья, поссорившись из-за обычной шуточной загадки, возвращались домой по одиночке.

 

ВЫРУЧИЛ

Бежал как-то Воробьев по лестнице. Вдруг его за шиворот ловит дежурный старшеклассник и говорит:

– Куда желторотый мчишься, как угорелый. С тебя штраф три рубля.

– За что? – съежившись, спросил Данька.

– Как за что, за превышение скорости, – ответил, ухмыляясь, верзила.

Тут выскакивает из рекреации Галкин и с разбегу отталкивает дежурного от друга:

– Ты чего к нему пристал, нет у него трех рублей. Он их в карты проиграл Борьке Рыкову из 11 «Б».

Дежурный восьмиклассник от неожиданности даже оторопел. А Ванька, подхватив Даньку под руку, быстро проскочил в низ.

– Слушай Ванька, а зачем ты ему сказал, что я три рубля в карты проиграл?, – переводя дух спросил Воробьев друга.

– А что тут такого, – ответил уверенно Галкин, – в его возрасте научишься в карты играть!

– А кто такой Борька Рыков из 11 «Б»? – спросил Данька у друга, заходя в класс.

– Не знаю, – ответил Ванька, садясь за парту, – это я так соврал для авторитета.

– Молодец ты Галкин, – хлопнув по плечу Ваньку, сказал, довольный Данька, – ты настоящий друг, я тебе за это мороженое куплю.

– О, это хорошо, а ты не врешь?! – обрадовался, Ванька, потирая от удовольствия руки.

– Обязательно куплю, когда свои три рубля отыграю у Рыкова, – сказал невозмутимо Данька, доставая из портфеля учебники.

 

ПРО КОТА

Решил Ванька в конце четверти тройку по литературе исправить и напросился, чтобы его вызвали. Учительница обещала спросить Галкина на следующем уроке. Он, конечно, учил заданное стихотворение, но как всегда бывает, не успел его еще раз повторить вечером, для закрепления.

Придя в школу, он сразу включился в активную жизнь класса, помогая Даньке на перемене отдубасить Антона Спиридонова, эдакого неуклюжего верзилу, за сломанную линейку и авторучку.

И вот Наталья Олеговна вошла в класс. Начался урок литературы. Вдруг Ванька понимает, что забыл вечером повторить стихотворение и на перемене не вспомнил. Вот оказия, о чем конечно Галкин помнил стих, а вот чтобы прочесть по памяти, ну никак не вспоминалось. Но учительница, как человек, всегда выполняющий свои обещания, вызвала его к доске первым.

– Ну, что Галкин, давай исправляй свою тройку. Ты хоть учил?

– Конечно, учил, – ответил решительно Ванька, – стихотворение Александра Сергеевича Пушкина «Про кота».

– Про какого кота? – спросила учительница, оторвавшись от заполнения журнала.

– Про ученого, который жил в Лукоморье. Вы же сами нам про него учить задавали, – ответил невозмутимо Галкин.

– Так, хорошо продолжай Ваня, только, пожалуйста, близко к тексту. -

– У Лукоморья, дуб зеленый, златая цепь на дубе вот, – старался Галкин. При этом читал он с большим вдохновением и неподражаемой жестикуляцией. А дальше он не очень хорошо помнил, но продолжил. – И есть там кот такой ученый, что ходит по цепи вокруг. Русалка там, в ветвях висит, над златом Царь Кощей сидит. И…

– Все понятно Галкин, – перебила его учительница, – дальше можешь не продолжать. С такими стихами у тебя двойка в четверти, как русалка повиснет, и останешься ты в троечниках, как Кощей сидеть. Давай дневник.

 – Жалко конечно, хорошая оценка сорвалась, но что поделаешь учить нужно, – поддержал Данька Воробьев, расстроенного Ваньку.

Вот так и не удалось Галкину тройку в четвертных по литературе исправить.

 

РЫЦАРИ БЕЗ СТРАХА, НО С УПРЕКОМ

Решили, как-то Ванька и Данька добрые дела делать, ну, типа стать настоящими благородными рыцарями, как Айвенго. Однако толи они делали что-то не так, толи их просто не понимали, но не прошло и недели «героических подвигов», как Ванькина мама не выдержала.

– Все, мое терпение лопнуло, хватит с меня ваших «подвигов», – произнесла она строго и подозрительно засучила рукава.

– Вы не волнуйтесь тетя Ира, – сказал Данька и, сделав страдальческую мину, добавил, – расскажите мне, что Ванька натворил, а я как друг на него повлияю.

– Да на вас обоих нужно влиять одним методом – ремнем, – ответила раздраженно Ванькина мама.

– А что мы такого сделали плохого, что нас за это нужно ремнем? – спросил непонимающий Данька.

– И вы еще спрашиваете, – удивилась Ирина Николаевна, – а кто камнями соседского кота Ваську с дерева сбивал?

– Да, это нас тетя Маша попросила его с дерева снять, а он так высоко забрался, что никак не достать было, – возмущенно ответил Воробьев.

– А кто деда Федора из соседнего подъезда покалечил? Он что горемычный, тоже попросил, чтобы его по пальцам молотком шарахнули?

– Конечно, – ответил невозмутимо Ванька, – он гвоздик в стенку хотел забить, ну и попросил помочь. Он держал гвоздь, а мне дал молоток и сказал: «Вдарь...», ну я и врезал.

– Мы не виноваты, что у гвоздей шляпка маленькая. А молоток такой тяжелый, что Ваньке пришлось его обеими руками держать, – добавил, в оправдание Данька.

– Я никогда не забуду, как вы предложили бабе Кате с нашего подъезда, дверь входную покрасить, а она несчастная возьми да согласись. И что из этого вышло? Помните, вы ей в белый цвет не только дверь, но и замки покрасили. А видит она плохо, и сколько потом шуму было, ведь подумала старушка, вы ее замуровали.

– Да мы это...

– И не стыдно вам, а еще оправдываетесь, – разошлась Ванькина мама, – А бабе Люсе, кто вместо анисовых капель перцовки налил. Вы вспомните и шланг тети Шуры, и дядю Колю со стремянкой, других соседей, которые из-за вас пострадали. Для них вы стали хулиганами. Подумайте об этом и попросите у всех кого обидели прощение. А если такое безобразие повториться, то с обоими будут разбираться отцы и тогда ремня вам не избежать. Все отправляйтесь в комнату делать уроки, я проверю, – грозно сказала Ирина Николаевна, указывая на дверь.

Ребята с опущенными головами пошли в Ванькину комнату.

– Слушай Данька, что-то не получается у нас добрые дела совершать. Какие же мы рыцари, если совершаем одни проступки.

– Да, Ванек мы теперь не рыцари, а разбойники получаемся, – подтвердил, вздыхая Воробьев.

– Завтра у всех прощение попросим, – заявил, воспрянув духом, Галкин.

– Конечно. Только я вот думаю, что скажет твоя мама, если мы принесем ее сковородку «Тефаль», которую вчера гуталином начистили? – спросил, озадачено почесывая затылок, Данька.

– Не знаю, мы же хотели, чтобы она блестела, – ответил, почти шепотом Воробьев.

Приветствую Вас, Гость!Приветствую Вас, Гость!
Четверг, 30.03.2017

Рейтинг@Mail.ru