Arkё!
Это текстовая версия журнала "Asa" (Знание), #12
Журнал можно скачать здесь. Это файл в формате pdf. Вы можете просто распечатать его для последующего переплета.
Для этого нажмите «Файл» – «Печать» – «Двусторонняя печать» – «ОК». Обратите внимание! Если вы первый раз на своём домашнем принтере распечатываете документ с двусторонней печатью, попробуете сначала распечатать с двусторонней печатью любой четырёхстраничный документ. Это надо для того, чтобы вы точно знали, как переворачивать листы, распечатанные с одной стороны, для продолжения печати. Если же вы заказываете распечатку в салоне, просто скажите: «Сделайте двустороннюю печать».

12-й номер "Асы" будет посвящен творческому наследию кубанского писателя Ивана Бойко, который помер в Краснодаре несколько месяцев назад.
Бойко, Иван Николаевич
Родился 8 августа 1934 года на Кубани, в Отрадненском районе, в семье колхозников.
С 1953 по 1956 год учился в Гвардейском Харьковском танковом училище. Получив офицерское звание, командовал танковым взводом и был на комсомольской работе в Забайкальском военном округе.
После демобилизации из Советской Армии в 1958 году И. Бойко поступил на историко-филологический факультет Краснодарского педагогического института.
Первая книжка рассказов «Разлад» вышла в 1961 году, когда молодой литератор был студентом. Работал в «Комсомольце Кубани», «Советской Кубани», затем – разъездным корреспондентом в журнале «Сельское хозяйство Северного Кавказа и Черноземных областей» (ныне «Сельские зори»), литконсультантом в Союзе писателей, редактором-радиоорганизатором в родной станице Отрадной, редактором в Краснодарском научно-исследовательском институте имени П. Лукьяненко, методистом в Краснодарском доме народного творчества.
Работа в учреждениях культуры пробудила заложенную с детства любовь к народной песне, помогла углубиться в устное народное творчество, заняться собирательской и фольклорной деятельностью.
Член Союза писателей СССР – России с 1978 года.
Как фольклорист, И. Бойко открыл для современников забытый в казачьем крае частушечно-припевочный жанр. В 1984 году издал первый на Кубани сборник частушек – «Отрадненские частушки, припевки, страдания», а в 1993 – уникальный для России сборник «Кубанские плясовые припевки», которые нотировал художественный руководитель Кубанского казачьего хора В.Г. Захарченко, а записал для сборника народные танцы и пляски художественный руководитель ансамбля «Казачья вольница» А.М. Литовченко.
С целью улучшения межнациональных отношений средствами народного песенного и плясового искусства, углубления фольклорных исследований и издания фольклорных сборников, И. Бойко создал фольклорно-творческий центр народов Северного Кавказа, в составе которого действует ансамбль кубанских частушек, припевок, страданий «Отрада», начавший выпуск серии книг «Фольклор народов Северного Кавказа».
О творчестве И. Бойко писали известные писатели и критики – Леонид Леонов, Михаил Алексеев, Семен Бабаевский, Григорий Коновалов, Олег Михайлов, Юрий Селезнев, Валерий Ганичев, Иван Лысцов, Александр Бобров, Анатолий Знаменский, Валентин Распутин, Виктор Чумаченко, многие другие. Отдельные произведения писателя публиковались за рубежом.
Скончался в Краснодаре 15 февраля 2013 года после тяжелой продолжительной болезни на 79-м году жизни.
Полная биография здесь.

Народные произведения, записанные И. Бойко даны по книге: Бойко И.Н., Плясовые припевки Кубани: Запись и подготовка текста к печати И.Н. Бойко. Фольклорно-творческий центр народов Северного Кавказа "Отрада". Краснодар, 1993 - 288 стр. с ил.

Ох, туфли мои,
На носочке дырка.
А кто милого полюбит, –
Нападет сибирка.

Старого бы милого
Из могилы б вынула.
Нового негожего
За него б положила

Ой, рой под горой
Сырую земельку,
Не видала миленочка
Пятую недельку.
А хоть рой, хоть не рой, –
Ты выроешь яму.
Я с тобой гулять не стану, –
Слушай свою маму.

Ох, я страдала день и ночку,
Настрадала сына, дочку.

Ухажеры вы мои,
Я ваша Маруся.
Вас восемь, я одна,
Я вас не боюся.

Хотел уточку убить,
Уточка закрякала.
Хотел новую любить,
Старая заплакала.

Миша – гад, Миша – гад,
Говорил, что не женат.
А приехала жена,
С ней четыре пацана.

Не ходи ты мимо двору,
Не топчи колючку.
Как любишь ты меня,
Люби нашу Жучку.

Ой, солома, ты, солома, 
Ты, солома белая,
Не рассказывай, солома,
Что я в девках делала.

Я на пенсию пошла,
Малость приоделася.
Руки, ноги не болят –
Замуж захотелося.

Тризна по писателю
Иван Николаевич Бойко был необычным для нашего времени человеком. Страстным, увлекающимся, заинтересованным. Необычайно активным. Никто не смог бы упрекнуть его в лени и равнодушии. В отсутствии патриотизма и интереса к родной культуре. Все его творчество, его общественная деятельность были направлены на благо родной Кубани.
Хотелось бы проводить Ивана Николаевича по старинному славянскому обычаю. Славянской тризной. На которой пили, гуляли, вспоминали дорогого усопшего. И не только. Соревновались в силе, ловкости, умении биться, владеть конем и оружием. А так же петь играть на музыкальных инструментах. Словом, не горевали, а жили «по полной». Так умершему передавалась сила для возрождения в ином мире и пути туда. Так восстанавливалась сила и единство коллектива. 
Этот номер «Asa» будет нашей тризной по Ивану Николаевичу. Поэтому в него войдут собранные писателем кубанские плясовые припевки.
Игорь Васильев,
гл. редактор журнала "Аса"


Об ушедшем – печаль…
15 февраля 2013 года не стало Ивана Бойко. Он ушел тихо и незаметно, оплаканный ранними в этом году весенними дождями, провожаемый горсткой друзей и родственников. Коллеги по литературному цеху оперативно разместили в СМИ прочувствованные слова: «Ушел из жизни выдающийся русский писатель». Они ему бы очень понравились, так как жил Иван Николаевич с никогда не покидавшим его ощущением своего высокого предназначения. А иначе зачем Бог вынул его из человеческой гущи, осиротив место, уготованное рядовым созидателям, на котором он трудился бы так же честно и вдохновенно!
Мы познакомились заочно, когда я еще был школьником далекой закубанской станицы: вероятно, его заинтересовало, что в лесной горной глуши объявился пишущий земляк. Увидаться воочию позволил мой приезд в Краснодар на литературный семинар, участником которого он не был, однако пришел специально, чтобы закрепить наше эпистолярное знакомство. Держался классиком, хотя за плечами были лишь тоненькая брошюрка да выпущенный в Краснодаре сборник повестей и рассказов «Крестины» (1969). В ту памятную встречу он дал мне много дельных советов, что стоит читать с пользой для собственного литературного становления, посоветовал поступать на филологический факультет местного университета. А еще дал поручение записывать в родной станице фольклор, чем я с увлечением и занимался потом два года. Многие мои записи позже были опубликованы в составленном им сборнике «Отрадненские песни, частушки и страдания» (1984).
Разумеется, в мои студенческие годы наши встречи стали регулярными, да и потом, когда я уже учился в аспирантуре Литинститута им. Горького, он, приезжая по делам в столицу, всегда останавливался в легендарном общежитии на улице Добролюбова. Тогда его книги вовсю печатались в московских издательствах: «Хутор Труболет», «Стук в калитку», «Гора казачья». Многомиллионным тиражом в «Роман-газете» вышел антибрежневский роман «Успеть до заката» (1982). По вечерам мы часто беседовали о его творчестве, подробно перебирали страницы писательской биографии. Иван Николаевич рассказывал о своей труженице-маме, о родном хуторе Труболете (Новоурупском), который воспет им в нескольких произведениях. А еще – о нищем детстве и неустроенной юности потомка давних переселенцев с никогда не виданной им Черниговщины. Из затяжных «бесед за чаем» родились со временем мои несколько рецензий на новые книги И. Бойко и пара юбилейных статей, после которых Иван Николаевич стал представлять меня своим знакомым как своего биографа.
С первых наших встреч меня покоряла его неистовая вера в силу своего оружия – писательского пера. С ним он встревал в такие безнадежные баталии, вмешаться в которые никто другой бы не посмел. Старожилам памятно, как запальчивые публицистические статьи И. Бойко и повесть «Нужен мост» спасли от окончательного умирания неперспективный хутор Труболет. Потом он взялся доказать, что на Кубани органично бытуют такие малые песенные жанры, как частушки, припевки, страдания, украинская коломыйка. Собрал с помощью друзей и издал ряд фольклорных сборников, родил и идейно возглавил собственный ансамбль «Отрада», организовал несколько региональных конкурсов. Поддержку в этих начинаниях он нашел и у прославленного Захарченко (нотировавшего его сборник «Плясовые припевки Кубани», 1993), и у корифеев российской частушки братьев Заволокиных…
Последний его роман «Стадион» остался недописанным. Сюжет, как всегда, взят из жизни и повествует о родных для писателя местах: власти постановили разрушить старое кладбище, где покоились первые поселенцы станицы, ветераны двух мировых и Гражданской войн, а на образовавшемся пустыре возвести стадион.
На покосившиеся кресты пошли в атаку тяжелые бульдозеры. И взрослые горестно прятали глаза: разве против начальства попрешь! А пацаны принялись играть вырытыми из земли черепами в футбол. Большие начальники, чьи кабинеты штурмовал «несогласный», пытаясь остановить святотатство, крутили пальцем у виска: опять этот сумасшедший! Собственно, так оно и было в жизни – я сам этому свидетель. Уж как эта история заканчивается в романе – нам теперь не узнать…
В последние годы он пережил тяжелый инсульт. Но его по-прежнему можно было видеть на митингах, где звучат безнадежные призывы вернуть народу награбленное. Тревожная совесть писателя до конца оставалась с народом.
Виктор Чумаченко, кандидат филологических наук.

Я не помню его равнодушным...
Встреча с Иваном Николаевичем Бойко – одно из самых первых и ярких впечатлений, связанных с краевой писательской организацией. В 1986 году я была участницей семинара молодых литераторов Кубани, который проходил в Краснодаре, в двухэтажном особняке на улице Коммунаров, 59, блиставшем тогда хрусталем и красными ковровыми дорожками. Но главное – в работе этого семинара были задействованы двадцать (!) ведущих прозаиков и поэтов краевого отделения Союза писателей РФ (переименованного затем в Союз писателей России). Иван Бойко – среди них. И не было ему равных в той страстности, в желании донести до молодых секреты писательского ремесла, с которой обращался к нам Иван Николаевич.
Я не помню его равнодушным. Я не помню его вне литературы, литературного творчества, литературного процесса. Мало назвать его прозаиком, публицистом, фольклористом. Он жил в Слове и Словом. Но еще больше он жил своей Родиной. «Боль моя, любовь моя, жаль моя…» – так слышал, слушал, понимал свою землю Иван Николаевич. Когда он говорил о родине, о своем хуторе у него блестели глаза. До слез, до сердечной боли тревожился он за своих земляков. И вот потому-то слово Ивана Бойко звучало, порой, набатом. И был построен мост, соединивший хутор со станицей, и ожил умиравший «неперспективный» Труболёт-Новоурупский. Слово писателя помогло восстановить разрушенное хозяйство, вдохнуло в него жизнь на долгие годы. Кто ещё силой своего литературного дарования совершил подобное на Кубани?
Иван Николаевич был чутким, отзывчивым человеком и очень щедрым на похвалу и доброе слово. Он никогда не пропускал возможности похвалить автора и, конечно, делал это с большим авансом. «Талант! Настоящий большой талант!» – не раз восхищался он и коллегой по перу, и начинающим литератором, и обязательно аргументировал сказанное, конкретизировал метко, убедительно, так, чтобы автор поверил в себя, чтобы появились у него силы на дальнейший взлет.
А как он любил музыку, народную песню! Как он пел, чувствуя всем сердцем каждое слово, каждую интонацию! Как он мог видеть красоту и ценить ее, красоту мира, земли, души человеческой!
Иван Бойко – явление в литературе Кубани, в общественной и просветительской жизни края, явление Писателя, Гражданина, Патриота в жизни нашей суетливой и изменчивой...
Светлана Макарова,
председатель правления Краснодарского отделения Союза писателей России


Черпать у народа
Создатель сборника «Плясовые припевки Кубани» – известный прозаик и фольклорист Иван Николаевич Бойко.
У него за плечами неровная, но, теперь уже можно сказать, счастливая творческая судьба. «Активная позиция, ясность в понимании добра и зла, крепкое чувство единения с земляками» (О. Михайлов) поставили его имя в один ряд с такими значительными деятелями современной русской литературы, как В. Белов, В. Астафьев, В. Распутин, В. Лихоносов. Но было бы неправдой, скажи я, что писатель всегда шел той дорогой, правоту которой он так горячо отстаивает сегодня. В начале 60-х, когда И. Бойко всерьез взялся за перо, все начиналось с разлада. С разлада в собственной душе, в семейных отношениях, с земляками. Тогда он, с присущим молодому возрасту максимализмом, рвался в большую литературу. Но чурался говора матери, боялся его «неграмотного влияния». И при этом, интуитивно чувствуя свою неправоту, испытывал «мильон терзаний». Даже свой самый первый рассказ он назвал – «Разлад». И быть бы ему усердным гладкописцем, бесконечно шлифующим «и без того гладкие русла литературных схем и иллюстраций», когда бы не случай!
Впрочем, случай лишь разбудил в его душе то, что было спрятано до срока в глубине, являясь одновременно и сутью и подоплекой его «неодномерного таланта нервной организации» (Г. Коновалов). А произошло вот что. Как-то, после многолетней разлуки, приехал молодой журналист в станицу Отрадную и решил побывать в родном хуторе Новоурупском. Вела туда единственная дорога – через подвесную кладку, которую на тот час в очередной раз смыло паводком. Бойко знал, что хутор, включенный в число других неперспективных сел района, умирал, и в душе смирился с этим. Но, перебравшись на другую сторону Урупа и обнаружив в бурьянах лишь несколько сиротливых хат, он был потрясен. И вот тогда пришло нелегкое решение - взяться за возрождение своей малой родины. Важно было построить мост, который соединит хутор с «большой» землей. Тот мост, который нарисовал будущий писатель в первом своем, студенческом, рассказе. Но теперь он написал уже повесть «Нужен мост».
Придуманное И.Бойко в его студенческом рассказе строительство моста стало воплощаться в жизнь. Помогал он и возрождению хутора. Каждая балка, каждый пролет возводились не без участия мобилизующего, настойчивого журналистского слова. Так был построен мост на родину – в прямом и переносном смысле. Он сроднил писателя с его земляками, и они вошли в его произведения как живые, легко узнаваемые герои, и в единении с ними он почувствовал свою силу и свое предназначение.
Историки литературы еще обратят внимание, что у истоков «деревенской» прозы, одной из самых заметных прозаических школ послевоенного времени, рядом с произведениями признанных метров стояли плечом к плечу повести и рассказы талантливого автора с Кубани И. Бойко - «Гимн хате», «Мама», «Няня», а потом и «Крестины», «Бог», «Черт», «Хутор Труболет». И что он в чем-то пошел даже дальше прославленных авторов, ибо они только мечтали о возрождении своей малой родины, а он сумел воплотить свою мечту в жизнь. Выдуманный им хутор Труболет (прообразом которого послужил родной Новоурупекий) восстал, как феникс из пепла. Уже никого не удивляет, что автобус ходит из районного центра по маршруту «Отрадная – Труболет», а районка помещает статьи о делах местного хозяйства под «шапкой» «На полях Труболета». Хотя такого географического названия нет ни на одной, даже самой подробной карте. Не обошлось тут, видать, без гоголевской чертовщины, не без влияния которой населял свой Труболет набирающий силу литератор.
С начала 70-х годов, когда я стал следить за развитием таланта прозаика, в его новых повестях все отчетливее ощущалась связь с фольклором. Наверное, это было неизбежно. Окунуться в народную жизнь и не увлечься народным искусством - значило бы остановиться в своем творческом прозрений на половине пути. Но у него увлечение народной припевкой приняло просто обостренный характер. Где-то на острие этой упоенности родился запоминающийся образ Липченка, вобравший в себя многие черты самого автора: бесконечные метания, неудовлетворенность собой, желание идти всегда наперекор, что-то доказывать и со всем этим «липнуть» к людям, которые в лучшем случае благодушно терпят его. Слишком опасно выпирает в таком характере «обещание» борьбы не только в своей, но и в ваших затаенных сферах души. Я и вижу в нем Липченка, когда неожиданно в самом центре города, на Красной, он вдруг остановит решительным движением руки и скажет:
– Вчера записал хорошую припевку, послушай! – и уже начинает приплясывать.
Дело дошло до того, что в повести «Чистые люди» писатель попытался дать целый букет праздников и обычаев русского и болгарского народов. Основа повести получилась полностью песенной. Как ой потом признавался, был даже замысел показать в ней подробный обряд свадьбы, но все же закончил сватовством. Оставался один шаг до занятий чистым фольклором. И Бойко этот шаг сделал. На самом подъеме писательской карьеры (только что повесть «Успеть до заката» была опубликована в престижнейшей «Роман-газете»), он откладывает работу над начатым циклом повестей, соединенных общими героями, чтобы целиком отдаться изучению народного искусства. Ездит в краевые фольклорные экспедиции, много записывает сам, привлекает к работе песенницу-маму, Екатерину Ермолаевну, сестру Валентину Николаевну, своих друзей – молодых литераторов Александра Драгомирова, Петра Макаренко, В. Кириченко. Помню, несколько тетрадок тогда записал для него и я. Получившаяся книжка «Отрадненские частушки, припевки, страдания» была открытием этого жанра на Кубани, неожиданностью не только для читателей, но и для специалистов. Собственно говоря, она и родилась «благодаря» одному такому горе-специалисту. Именно с целью доказать ему, что частушечный жанр у нас в крае бытует – хотя бы в пении его матери и ее отрадненских подруг – Бойко и приступил к работе. А уж потом она всецело увлекла его в бескрайнее песенное море, откуда уже и не выплыть.
Им подготовлено к печати еще несколько сборников кубанских припевок различной тематики, первый из которых вы держите в руках. Знакомство с ним, думаю, побудит многих из вас к нетерпеливому ожиданию тех книг, что стоят на очереди к печатному станку: «Девку сватали сваты», «Выгребай, маты, жар», «Кубанские частушки, припевки и страдания», «Кубанские плясовые, хороводные, шуточные песни» и, наконец, выстраданный, любовно составленный сборник «Мамины песни». Ведь от своей мамы Иван Николаевич записал более трехсот песен украинского и русского корней. Символично, что в котировке маминых песен совместно с хормейстером «Казачьей вольницы» Е. Перминовой участвует и внучка народной исполнительницы - Галина Ивановна Бойко-Нестеркина.
Авторское предисловие к сборнику и примечания избавляют меня от необходимости подробно высказаться в своей статье о содержании, принципах построения и назначении книги «Плясовые припевки Кубани». С чем-то в нем можно поспорить, с чем-то даже не согласиться, но Бойко имеет право выказать свое понимание жанра так, как это ему видится. Он-то исходит из знания всех двадцати тысяч собранных им припевок, обо всем многообразии которых мы узнаем лишь со временем. Скажу лишь, что мне очень симпатична высказанная Иваном Николаевичем в одной из его статей мысль, где он сравнивает припевку с народной оперой. Тут, конечно, берется в расчет ее свойство «кольцеваться», ее сопряженность с театральным жестом, красочным костюмом, массовым танцем и объединяющим всех присутствующих особым праздничным настроем. Поэтому адресована книга всем без исключения, кто любит народную песню, кому дорога щедрая песенная душа родного края.
Говоря об И. Бойко как о фольклористе, не могу не упомянуть и о том, что он первым на Кубани поставил вопрос о создании антологии народной песни, по его инициативе проведен первый краевой праздник припевки, создается народный песенный музыкальный театр.
Чем обернется для писателя такое мощное увлечение фольклором? Надеюсь, новым качеством его оригинальных произведений. Ведь народное искусство – это родник с живой водой, вспоившим множество незаурядных талантов.
Однажды в разговоре с известным литературоведом Юрием Селезневым, нашим земляком и общим другом, вспомнили мы об Иване Бойко. Когда уже были, как водится в разговоре двух критиков, перебраны все кости, Юрий Иванович на мгновение задумался и обронил запомнившиеся мне слова:
Ивану многое прощается, потому что таланту него незаемный, от природы, и, главное: чисто народный. Другой умник будет год пыжиться, а у него все из самой глубины души так и брызжет! Берегите его там!..
Сборником «Плясовые припевки Кубани» издательство «Единство», работающее на базе одноименного фольклорно-творческого объединения, открывает книжную серию «Фольклор народов Северного Кавказа».
Виктор Чумаченко, кандидат филологических наук.

Приветствую Вас, Гость!Приветствую Вас, Гость!
Вторник, 30.05.2017

Рейтинг@Mail.ru