Прививка от революции.
Для 20-го века в России было характерно то, что Православие содержало в себе учение, которое категорически было против революций и народных восстаний. В Российской Империи подавляющее большинство людей считались православными. И, тем не менее, зная, что «власти свыше установлены», значительная часть населения была на стороне революции. В красной армии состояло более миллиона человек. Переворот 1917-го года совершался небольшим количеством людей, но этот переворот был невозможен без того, чтобы большинство населения не отошло от норм православия.

Возникает вопрос: как так вышло, что в России доминировало православие, но победил атэизм? Я бы заметил, что многие не понимают до сих пор, что количество храмов, монастырей и причащающихся было лишь фасадом. Христианство заключается в том, чтобы верить догматам и жить по заповедям. Революции и гражданские войны происходят только тогда, когда этого никто не делает.

Из этого следовало бы извлечь вывод, что позиции РПЦ будут слабеть без самого необходимого – чтобы РПЦ приносило очевидную пользу обществу, и чтобы его сторонники знали учение. Но что происходит сейчас? Мы видим лишь безмолвное сборище, людей, собранных в храме, и стоящих в нём. И – всё. Такой вариант учения примерно соответствует имперскому православию дореволюционного периода. Желают ли иерархи что-то менять? – По-моему, нет.

Чтобы внести изменения в жизнь РПЦ, необходимы решения их лидеров – епископов, и, прежде всего, патриарха. Простой мирянин ничего сделать не может. С другой стороны, каждый приходской священник полагает, что его «овцы» могут найти всю необходимую информацию о спасении души в интэрнете и церковной библиотеке, а его задача заключается лишь в том, чтобы выдать Причастие, дополнив и довершив благие начинания мирянина. Если же у мирянина возникают какие-то вопросы, он может подойти к священнику и поговорить.

Если говорить о том, что спасение души зависит от самого человека – это, безусловно, так. Но вместе с тем мы знаем, что церковный приход может быть организован по-разному. Если он – безмолвное сборище, духовность вянет, и храм пустеет, если приход активен, и в нём бурлит жизнь, то уровень духовности растёт, и храм наполняется. Но почему-то никто из духовенства это не осознаёт. Все почему-то уверены, что 1-й вариант вполне идеален, когда надо выдать Причастие, а, если храм пуст, винить в этом ленивое местное население.

Самое худшее, из всего этого вытекает, что христианство – крайне непривлекательно и безжизненно, а другие учения более перспективны. И большинство населения остаётся вне духовной области, где-то в пределах агностицизма, апатэизма или маловерия. Я знаю таких православных, которые не верят в воскресение мёртвых, занимаются астрологией и читают заговоры. Если же кто-то начинает говорить, что «у нас так так не принято», следует возражение: «мало ли что у вас там не принято». Довод о том, что всё это признано ересью, тоже не срабатывает: «это всё тупые попы написали в книгах, они ничего не соображают». Начинаешь говорить о соборных постановлениях, а в ответ слышишь: «Да мало ли чего они там постановили. Кто они вообще такие?» Приводишь более веские аргументы – но ничего не срабатывает, и видишь, что только долгим и упорным трудом, во многих дискуссиях, можно что-то изменить. Но какие там дискуссии, если у нас безмолвное сборище? И, кроме того, всегда вокруг храма и ещё где-то есть работа, которая «получше болтовни». И что мы видим в итоге? – Большинство православных имеют весьма отдалённое представление о православии, и некоторые практикуют усердие, но не понимают православия.

В результате напрочь забывается фраза: «вы – это Свет». Вместо света – тьма, тьма и пустота в глазах, усталость и толстокожесть. Люди, живущие вокруг нас, не видят в нас света, они видят, что мы такие же, как и они, и зачем тогда им всуе утруждать себя хождением в храм, постами, и другими нудными обязанностями? Они смотрят на нас, а мы показать им «православие в лицах» не можем. Но ведь известно, что искра зажигает другие искры, и получается огонь. А каким образом мы будем ждать обращения других к Истине, если они не могут увидеть её? Они должны понять её умом? – Не срабатывает.

У нас совершенно не принято обращать внимания на человека. Если вдруг появляется новый человек в храме, на него никто не обращает внимания, и каждый думает: если этот гражданин желает спасти себя, он будет ходить в храм. Таким образом церковные люди, и, прежде всего духовенство, сами же практикуют тьму в своей душе. Эту тьму они удобрят, питают, поливают, культивируют, и собирают плоды. Заботятся ровно так же, как о растении. И при этом надеются, что всё правильно поняли, и что идут туда, куда надо. Ну, прям-таки, образец благочестия. Только вот становится непонятно: откуда при таком «благочестивом» духовенстве в стране царит полное безбожие и мрак невежества? Как-то нелогично. И вот, недавно решили повысить пенсионный возраст. Если вы не знаете, почему это происходит, вы не сможете это изменить. Российская армия дышит на ладан, и, по всей видимости, нас сомнут. Но никто ничего не понимает, и радуется, и веселится со всей беззаботностью. Русский человек культивирует не Истинное Православие, а свой личный дачный участок. И всё это кончится самым худшим образом для него же самого. И никто не задумывается над вопросом, отчего в бедных странах живут богатые люди, а в нашей богатой стране – бедные. Каждый закрылся в своей скорлупе яйца, и думает о своём. Каждый сам по себе, что-то там взращивает внутри себя. А подавляющее большинство веселится и развлекается, не внимая тревожным вестям и ощущениям. Где нет духовности, нет и выживания, выживает лишь то, что духовно. Но духовность надо сначала понять. А вот с этим здесь туго, как-то само собой считается, что мы не лыком шиты и соображаем что к чему. Вот эта-то самоуверенность и есть наше слабое место. И на это место будет надавлено, и произойдёт нечто такое, чего мы не ожидали. Наивный обыватель считает, что всё само собой «рассосётся», что «жизнь наладится», потому что «Крым наш» и «Сирия в безопасности». Но никто не видит ту тонкую нить, на которой висит всё наше относительное благополучие. Люди не понимают, что от нас кое-что требуется, что не случайно всё это, что упадок и убожество – для нашего же вразумления. Но, несмотря на это, в голове людей ничего не срабатывает, ничего не толкает к размышлению, к поиску выхода. В глазах людей пустота и отсутствие смысла. Нет никакой духовности, каждый живёт лишь в своей зоне комфорта – зачастую самого минимального, и не желает терять то последнее, что у него есть, пока это не отберут. Но ведь всё равно отберут! Вот тогда он и задумается, может быть. А может, и нет. Но этот идиотский оптимизм и самоуверенность пропадут. Хотя я не желал бы своей стране ничего плохого. Но эта страна сама себе не хочет помочь. Люди, живущие в ней, не идут на контакт, и всякий сигнал тревоги воспринимают как внешний раздражитель, который надо как можно скорей подавить. Вместо того, чтобы внимать звукам сирены, люди всячески закрываются от неё. Не будет сирены – и будет покой. А, если кто-то нарушит наш покой – мы его или засмеём, или запишем в пустобрёхи. Или же постараемся просто не замечать. Чтобы не мешал нам продолжать жить спокойно.

28.07.18
Категория: Философия | Добавил: ABR (31.07.2018)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]