Главная » Статьи » Литература

Картина взросления
ИВАН КРОТОВ
История была простой и старой, как мир. Тёмной осенней ночью две молодые фигуры крались к Храму Снаффа. Их семьи придерживались разных философских/эстетических концепций и были против брака. Но когда это останавливало влюблённых? Хуже было то, что нарушители спокойствия решились на святотатство: они собирались вызвать внеурочную демонстрацию священного фильма. На планете ABR* все праведные, раз в сезон, в день противостояния обоих солнц, собирались в храме, чтобы прикоснуться к истории предтеч. Обычно фильмы показывали их прародину, освоение планет и другие события, которые могли смотреть все, даже дети. И только раз в году, достигшие почтенного возраста и те, кто был благословлён на брак старшими, могли посмотреть картину взросления.
Собравшиеся пели пеан, прославляющий предтеч, потом жрецы в золотых одеждах смиренно обращались к храму, прося даровать праведным снафф. И храм всегда откликался на их мольбы/просьбы. Самообновляющееся здание стояло здесь столько тысяч лет, сколько праведные заселяли ABR. И продолжало выглядеть как новенькое, заставляя прихожан благоговеть перед технологиями предков.
- Может всё-таки не стоит? – спросила Пама**, так звали девушку, пока её друг возился с замком.
- И стоило тащиться сюда ночью через весь город, чтобы трусливо повернуть назад? – негодующе ответил Птар***. От волнения он оцарапал руку.
Впрочем, справиться с замком, призванным уберечь храм от случайного посещения детей и животных, не составило труда.
- Раньше все могли смотреть фильмы. Любые и сколько хочется, - упрямо продолжил он, приоткрывая храмовую дверь – ничего с нами не случится.
Золотыми крупинками в помещении храма была рассеяна нано пыль, с помощью которой и создавалось изображение. Взявшись за руки два искусственных существа, некогда именуемых роботами, и которые уже давно были единственными разумными существами в этой части галактики, с боязливым трепетом осматривались в помещении. Чудесные витражи, посвящённые истории предтеч, мягко светились. Храм не имел наружных окон и освещался, когда кто-либо входил внутрь. В огромном пустом помещении казалось, что поколения предков и предтеч с упрёком смотрят на них со стен.
- Что такого в том, чтобы посмотреть какой-то старый снафф?! – с вызовом бросил Птар, но храм ему не ответил.
Пама вздохнула, нервно потирая ладони.
- Интересно, а люди… когда смотрели фильм, испытывали такую же дрожь проводов, как и мы? – робко спросила она.
- Конечно! Ведь мы устроены по их образу и подобию – ответил Птар с такой уверенностью, словно сам видел людей, исчезнувших не меньше десятка тысяч лет назад.
Собрав всю волю в кулак, он, наконец, решился.
- Покажи нам… картину взросления, – запинаясь, попросил Птар – ну пожалуйста!
Поначалу ничего не происходило, и Пама уже хотела вздохнуть с облегчением, когда свет в храме замерцал, и они словно оказались посреди исторической битвы. Такого им раньше не доводилось видеть!
Действие снаффа окружало и завораживало их – казалось, что они стали участниками исторического действа: по прихоти создателей они, то погружались в пучину жестокой битвы, где им приходилось уворачиваться от стрел и копий, то поднимались над ней, и множество людей, сошедшихся в жестоком состязании, казались похожими на мелких насекомых. Сверху было хорошо видно, как слаженно движутся две сражающиеся команды, в одеждах контрастных цветов. Казалось, что они пытаются раздавить друг друга массой. Трещали щиты и копья, ломались от напряжения хребты, кривились в мучительном крике рты… Птар пришёл к выводу, что древние соревнования были очень жестоки, если в них атлеты/воины причиняли друг другу столь тяжкие повреждения. Люди в фильме умирали столь реалистично, что это могло бы привести зрителя в ужас, если бы он не верил, что они могут восстановить память в новых телах. Всё происходящее можно было ощутить так, словно бы ты сам стал участником события: дотронуться до любого воина и почувствовать жар его напряжённого тела; ощутить звуки и запахи битвы, столь непривычные для мирных поселян. Потом, после сражения и умирания, им показали два города: один, охваченный пожаром и другой – поглощённый празднеством. Жизнь предтеч была непонятна, но исполнена глубокого смысла.
И вот, наступила кульминация: им стали показывать то, чем занимались воины победившей партии с женщинами, ожидавшими их дома. Проигравшие, видимо, восстанавливали тела и память. Теперь они знали, почему люди устроены так неодинаково! Тела выгибались в экстазе, крики заполняли металлические уши, обильный пот орошал непрошеных зрителей.
Градус крепчал. Напряжение зашкаливало. Крупная дрожь сотрясала юные тела, по волосам пробегали искры. Конденсаторы светились от переполнявшей их энергии, а пунцовые предохранители дымились. Пама в волнении кусала кончики пальцев, не замечая прикушенных проводков. Птар протянул к изображённым руку.
- Что ты… - хотела спросить Пама, неосторожно коснувшись рукой запястья юноши. Как раз в том месте, где изоляция была протёрта.
Искра из прокушенного проводка соскочила на оголённый участок, сдерживаемое напряжение нашло для себя выход. Бедных механоидов мгновенно закоротило. Конденсаторы пробило, тела юных влюбленных, ничего не знавших о предохранении, вспыхнули синим пламенем. Птар ещё пытался сказать «Я тебя люблю, Пама!» но оплавленный модулятор речи только и смог, что бесконечно повторять: «Лю… лю… лю…»

***
Утром старейшины и жрецы обнаружили на блестящем, восстановленном за ночь полу, обугленные тела. В воздухе храма безмятежно кружилась золотая пыль…

___
*ABR (арахау) голова, глава
** Пама (арахау) «крыло человека», ангел
*** Птар (арахау) «тот, кого превращают в человека», робот
Категория: Литература | Добавил: rbardalzo (11.03.2013)
Просмотров: 686 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас, Гость!Приветствую Вас, Гость!
Суббота, 16.12.2017

Рейтинг@Mail.ru